• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Прибыльное поглощение: как фармацевтические гиганты убивают конкуренцию

13 марта Антимонопольный центр БРИКС совместно с ФАС России провели заседание рабочей группы БРИКС по конкуренции на фармацевтических рынках

 Участники мероприятия обсудили подходы конкурентных ведомств к глобальной экономической концентрации в отрасли. Модератором выступил Павел Заборщиков, заместитель руководителя ФАС России. В дискуссии приняли участие представители антимонопольных ведомств России, Италии, Бразилии, ЮАР и Индии, а также ведущие эксперты.

Лекарственный союз

За последние два года Федеральная антимонопольная служба России рассмотрела и одобрила 16 международных сделок по слияниям и поглощениям на фармрынке. При этом по 11 сделкам были вынесены предписания для устранения негативных последствий сделок, рассказала Надежда Шаравская, заместитель начальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России.

Но для того, чтобы международное сотрудничество между конкурентными ведомствами разных стран при рассмотрении глобальных сделок по экономической концентрации было более эффективным, стоит рассмотреть вопрос об отказе от конфиденциальности (вейвер), отметила в свою очередь Леся Давыдова, начальник Управления международного экономического сотрудничества ФАС России.

Для России, как и других членов Евразийского экономического союза (Казахстана, Беларуси, Армении и Киргизии) приоритетной задачей является создание общего рынка лекарственных средств, подчеркнул Алексей Сушкевич, директор Департамента антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Утвержденный план предполагает, что национальная регистрация лекарственных средств прекращается в 2021 году, а с 2025 года на общем рынке ЕАЭС в обращении останутся только те лекарства, которые зарегистрированы по союзной процедуре.

«Но на фоне этого единого рынка, мы имеем 5 антимонопольных регуляторов, которые этот рынок будут защищать от возможного ограничения конкуренции. Это совершенно парадоксальная ситуация, найти ей аналог очень трудно», - отметил он. ЕЭК сегодня не наделена функцией контроля за экономической концентрацией, хотя глобальные сделки затрагивают интересы всего общего рынка Евразийского экономического союза.

По словам Алексея Сушкевича, в ЕАЭС есть три вида политики (в зависимости от степени интеграции) – единая, согласованная и скоординированная. «Одно из ключевых предложений комиссии, которое адресовано национальным антимонопольным органам, в первую очередь, хотя бы вывести на уровень скоординированной политики контроль за экономической концентрацией», - заявил чиновник ЕЭК.

Killer acquisition

Глобальный рынок лекарственных средств отмирает, уверен Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково, директор Антимонопольного центра БРИКС. «Индустриальная модель производства пилюль в бешеных количествах, наверное скоро уйдет», - полагает он. Рынок будет перестроен под удовлетворение потребностей конкретных людей с их специфическими особенностями. «Мы возвращаемся к медицине, которая была основой здоровья людей тысячелетия назад», - отмечает он.
Перед антимонопольным законодательством стоит вопрос, как дальше регулировать фармотрасль, чтобы она менялась в соответствии с запросами общества. Должны быть, в том числе, изменены подходы к оценке сделок по экономической концентрации, которые сейчас формализованы и не менялись уже пару десятилетий. Фокус был на конкретном товарном рынке и на не допущении усиления доминирующего положения отдельных компаний. Новый подход предполагает, что надо уделять основное внимание тому, как сделки по слиянию и поглощению влияют на технологическое развитие и инновации в отрасли.

«Здесь мы видим следующую проблему. Огромное количество компаний «большой фармы» поглощают стартапы, небольшие предприятия, которые разрабатывают инновационные решения, с очень простой целью – чтобы эти компании больше ничего не разрабатывали и не выводили на рынок», - говорит Алексей Иванов. Это называется «killer acquisition», то есть сделка, которая устраняет конкурента.

Инновационная активность малых компаний подрывает рентную модель существования фармацевтических гигантов, которые продают лекарства помогающие человеку жить с болезнью, но не лечат ее. Поэтому проще купить стартап, чтобы положить его разработку на полку. Антимонопольные органы должны реагировать на такие сделки, уверен Алексей Иванов.

Фармгиганты также скупают мелкие компании, чтобы заполучить новые лекарства и затем вывести их на рынок под собственным брендом. По данным исследования, которые привел Алексей Иванов, новые решения на рынок поставляют в основном небольшие фирмы. В 2018 году на них пришлось 63% разработок новых лекарств.
В качестве примера действий фармгигантов Алексей Иванов привел покупку Novartis небольшой компании AveXis за $7 млрд. AveXis является разработчиком лекарства Zolgensma от спинально-мышечной атрофии. Сегодня Novartis продает одну инъекцию за $2,1 млн, и фактически законсервировал развитие этого направления на 20лет (срок действия патента), стараясь максимально «отбить» свои вложения. На взгляд эксперта, антимонопольные органы должны были оценить последствия для рынка этой сделки, но она прошла «мимо радаров». Регуляторы смотрят на размеры активов, а здесь они невелики.

«Я считаю, что контроль за экономической концентрацией должен быть более ответственный, с большим фокусом на технологии. Пороги должны быть резко снижены, количественные параметры должны быть убраны, фокус должен быть на качественные, технологические параметры. В конечном итоге, я считаю, что мы не то, что не должны позволять новые слияния, мы должны разделять то, что есть, «большую фарму». Пора делать «break up», - резюмировал Алексей Иванов.

Другие эксперты поддержали направление, заданное директором Института права и развития ВШЭ-Сколково. В частности, Вейко Милутинович, эксперт Антимонопольного центра БРИКС подробно остановился на теме «killer acquisition», а Бьорн Ландквист, доцент Стокгольмского университета, отметил, что сделки слияния и поглощения приводят к снижению числа научных разработок и инвестиций в НИОКР.

Источник: сайт HSE.ru