• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Роль цифровых платформ для социального многообразия

Алексей Иванов выступил с докладом на международной конференции, получившей медаль Президента Итальянской Республики: цифровой день "Die jurnada globalny de les Liberties tecnologiche: para a digital humanismus". Партнером Цифрового дня стал Антимонопольный центр БРИКС.

Какую роль играют технологии в управлении социальным, культурным и экономическим разнообразием современных обществ? Могут ли они стать фактором развития и сплоченности, а не еще одной причиной причиной раздора и  дискриминации? Этим вопросам была посвящена дискуссия Департамента юридических наук  Флорентийского университета “Разнообразие и технологические свободы”. Эта инициатива, реализуемая совместно с Европейской ассоциацией Гарвардской школы права, была отмечена медалью президента Итальянской Республикию. Такое признание получают проекты, которые имеют особенную культурную гуманитарную ценность. 

В семинаре участвовали международные юристы и исследователи ведуших мировых исследовательских центров, чиновники и политические деятели, представители крупных частных компаний и крупшейших итальянских юридических ассоциаций. 

"Развитие позитивного потенциала технологий в социальном, экономическом и экологическом разрезе – это новый вызов,- объясняет идею организатор конференции Этторе Мария Ломбарди, представитель Департмента юридических наук. -  Но идея цифрового гуманизма может быть реализована только в условиях полной интеграции, когда разные миры и среды проникают друг в друга, и их разнообразие становится ценностью, а не преградой. В этом и заключается смысл нашей инициативы "Цифровой день", который мы хотели подчернуть заголовком, состоящим из слов восьми разных языков: "Die jurnada globalny de les Liberties tecnologiche: para a digital humanismus".

Diversity – многообразие, разнообразие – всегда было фундаментальной ценностью общества, в том числе, во время процессов экономической индустриализации. Совершенно логично при этом, что антимонопольное право было направлено на защиту ценности разнообразия, множественности выбора, и оно работало именно с этой целью до тех пор, пока не переключилось на защиту экономической эффективности. По своей природе экономическая эффективность противостоит разнообразию. В экономике очевидным примером является олигополия: она действительно эффективна (приведем в пример рынки авиаперевозок, телекоммуникаций или автомобилестроения), при этом она значительно сокращает возможность выбора.

Директор Института и Антимонопольного центра БРИКС Алексей Иванов выступил с докладом "Роль цифровых платформ в сокращении разнообразия". 

Осенью 2020 года парламентский комитет Великобритании по цифровизации, культутре, медиа и спорту начал расследование в отношении крупнейших музыкальных стриминговых сервисов Spotify, Apple Music и Google Music, которые получают гигантские суммы от пользователей, однако лишь небольшой процент этих денег уходит исполнителям. Это может привести к тому, что менее известные и успешные исполнители теряют мотивацию использовать популярные крупные сервисы, таким образом, потенциально снижая многообразие и выбор контента.

Другим примером, который поднимает все тот же вопрос об утрате разнообразия цифровых продуктов и контента, являются так называемые информационные пузыри, которые формируются, когда контент, поставляемый пользователю, настолько персонализирован, что пользователь не имеет прямого доступа к контенту, который отличается от его/ее предпочтений. Более того, в определенной степени этот эффект дополнительно усиливается меньшим влиянием, которое в сравнении с цифровыми платформами и социальными сетями традиционные медиа оказывают на общественное мнение. Больше половины респондентов в национальных опросах нескольких стран (США, Великобритания, Россия) ответили, что предпочитают узнавать новости из социальных сетей, а не газет, которые не предлагают алгоритмизации и фильтров и не могут персонализировать контент. Добавим к этой картине механизмы обратной связи между пользователем и платформой, которые увеличивают гомогенизацию, и получим портрет усредненного пользователя платформы, закрытого внутри своей экосистемы и с затрудненной возможностью переключиться на другую модель потребления.

Помимо финансовых потерь, вызванных растущим доминированием цифровых платформ, которые подменяют собой традиционные медиа, медиакомпании вынуждены играть по правилам, навязанным им цифровыми платформами. Так, недавние правила по обязательным переговорам между медиа-бизнесом и цифровыми платформами, принятыми в Австралии, могут повысить риск недобросовестного использования цифровыми гигантами своей сильной переговорной позиции, а не наоборот снизить такие риски. Ведь даже во время принятия и обсуждения этих правил Facebook смогла повлиять на австралийское правительство, в результате чего правила были приняты в смягченном варианте.
Почему же, если общество уделяет такое значение многообразию в живой природе и социальной справедливости, оно предпочитает закрывать на него глаза в дискуссиях об экономике и рынках? Проблема заключается в ориентации антитраста на эффективность, измеряемую как благосостояние, и негибкости антитраста в условиях перемен.

Значит, в антитрасте возникла необходимость в новом экономическом стандарте, таком, который был бы основан на многообразии, а не на чистой эффективности. Конкурентные ведомства должны заняться осмыслением того, как социальное и экономическое многообразие изменяется под воздействием рыночной концентрации и все расползающейся власти цифровых платформ.

Алексей заключил: "Многообразие должно стать самостоятельной частью антимонопольного анализа, как сейчас происходит с устойчивым развитием. Однако по сравнению с устойчивым развитием, которое для антитраста во многом замыкается на анализе экологических экстерналий, ценность многообразия должна стать социальным измерением антитраста. Следуя теории слабых связей в системном анализе, многообразие должно пониматься как усиление стабильного и устойчивого функционирования рынка".